Австрия / Об Австрии

Тирольский Париж. Инсбрук – город любви

Если настроить себя на романтический лад и пройтись по Инсбруку, можно убедиться, что весь он пропитан историями о любви. Времена и эпохи состоят не из одних только камней и империй...

Вот на центральной площади, на знаменитом балконе под «Золотой крышей» уже знакомый вам император Максимилиан с двумя дамами.



Одна держит в руке золотое яблоко – приз для лучших танцоров или актеров, которые выступали здесь. Это его вторая, нелюбимая, всем, кроме фигуры, разочаровавшая жена Бьянка Мария Сфорца. А вот рядом с ней – Мария Бургундская, первая жена. Так коротко было их счастье, так ярок каждый день, проведенный вместе, так свято хранил Максимилиан всю жизнь память о своей погибшей на охоте супруге... Об их браке слагались романтические легенды еще когда Мария была жива, и, судя по письмам Максимилиана, вымысла в них было мало. Мария никогда не была в Инсбруке, Максимилиан обосновался здесь уже после того, как потерял ее, но он хотел, чтобы его Любимая была в его любимом городе вместе с ним. И не только на этом балконе. В придворной церкви, построенной уже после смерти Максимилиана, среди фигур траурной процессии есть и его Мария.



Слава об ансамбле придворной церкви Инсбрука распространилась по всей Европе. В изготовлении задуманного императором надгробного памятника, который должен был прославить семью Габсбургов, принимали участие самые именитые художники того времени, в том числе Альбрехт Дюрер. А среди тех, кто скорбит по Максимилиану, стоят в придворной церкви и французский король Хлодвиг, и легендарный британский король Артур, и средневековый правитель остготов Теодорих Великий, и святой покровитель Австрии Леопольд… «Инсбрук не забудет меня!». Конечно, в том, что и после смерти Максимилиана (1519) его внуки продолжали финансировать изготовление фигур траурной процессии и построили для этого грандиозного памятника церковь, можно усмотреть простое выполнение воли умершего. Но мы, надышавшись воздухом Инсбрука, склонны видеть в этом дань любви, уважения, преклонения и благодарности.

Максимилиана любили не только потомки. Вот, например, городской судья заказал для своего дома необычное украшение – в честь Максимилиана в его галерее был изображен двуглавый орел с крыльями, состоящими из гербов земель, которыми правил Максимилиан. А если вы сочтете этот шаг конъюнктурным, то послушайте историю о жителе Инсбрука Оскаре Ципсе, альпинисте XVI века. Он, не раздумывая, бросился на помощь Максимилиану, когда тот, увлекшись охотой, оказался высоко в горах на выступе скалы и не мог с него спуститься. Сегодня любой прохожий в Инсбруке с готовностью расскажет вам ее подробности и покажет эту скалу – Martinswand, пожалуй, одну из самых известных в горной цепи Nordkette. «Инсбрук не забудет меня!»...

Но довольно о Максимилиане, в Инсбруке много других любовей. Помните про Фердинанда II, собирателя всего необычного и удивительного? В замке Амбрас, построенном еще Андексами, сегодня, как и более 400 лет назад, можно посмотреть его коллекцию: оружия, доспехов, изделий из слоновой кости, кораллов, жемчуга, горного хрусталя… Подивиться, чем это привлекли эрцгерцога страусиные яйца, рог носорога или кокосовый орех…



Но главное, сразу почувствовать в Фердинанде джентльмена и упрямца. Когда отец-император надумал женить сына и занялся поиском невесты, тот всячески избегал участвовать в этом увлекательном марафоне и как будто не интересовался, кто достанется ему в супруги. Это удивляло и настораживало отца, и не зря: через некоторое время Фердинанд открылся ему, что не только влюблен, но уже тайно женат на особе совсем не голубых кровей, дочке аугсбургского банкира Филиппине Вельзер. Отец долго отказывался признавать этот брак, рожденные в нем дети были, конечно, лишены права наследовать престол, но Фердинанд и Филиппина в итоге победили. Молодая жена обманом добилась свидания со свекром, и тот не смог устоять перед ее обаянием. Влюбленные жили здесь, в Амбрасе: Фердинанд предавался страсти коллекционирования, обустраивал парк, прилегающий к замку, а Филиппина собирала рецепты кушаний и лекарственных снадобий. Коллекции обоих супругов сохранились. Про кунсткамеру Фердинанда вы уже знаете, поваренные книги Филиппины изданы, их и сейчас легко найти в книжном магазине.

А вот еще одна история любви из Инсбрука, грустная. Там, где улица Марии-Терезии переходит в улицу Леопольда, стоит триумфальная арка. Одна сторона ее – праздничная, в честь свадьбы Леопольда (вы помните?); другая – траурная, это скорбь по Францу Стефану Лотарингскому.



Конечно, указ о сооружении арки отдала вдова – эрцгерцогиня Мария-Терезия. Но этим она не ограничилась. В Хофбурге в комнате, где умер Франц Стефан, была устроена капелла, а в городе учрежден новый женский монастырь. 12 дам высокого происхождения должны были ежедневно молиться о душе умершего императора. Первой настоятельницей монастыря стала дочь Марии-Терезии – Елизавета. Девушке не повезло: оспа обезобразила ее лицо и тело, и ей пришлось «убраться» с рынка невест… сюда, в монастырь. После смерти мужа Мария-Терезия не снимала траурных одежд, а когда наследники разбирали ее записные книжки, то прочли, что правительница огромной страны считала годы, месяцы, дни и часы (!), проведенные без супруга, и продолжала горевать о нем даже через 15 лет после его смерти.

А есть еще история любви – любви к прекрасному: зайдите в собор святого Якова. Здесь висит написанная Лукасом Кранахом Мадонна. Нежно склонила Мария голову к младенцу и смотрит на прихожанина, доверчиво обнимает ее младенец, чуть касаясь пальчиками шеи матери. Почему этот образ оказался здесь? Один из правителей Тироля гостил в Дрездене у курфюрста. Последний предложил гостю выбрать себе подарок, и тот не замедлил протянуть руку к Мадонне. Оставив без внимания золотые кубки, барочные статуэтки, агатовые вазы… Браво!

Если вы уже знаете Инсбрук – откройте его с новой стороны, если никогда здесь еще не бывали – добро пожаловать! Страсти Парижа в Альпах – почему нет? Всему есть место в этом древнем городе: и старинным историям, и современности, и большой любви.