Австрия / Об Австрии

Инсбрук. Город у моста через Инн

Известно, что многие города были основаны на реках – сравнительно безопасных и не требующих обустройства транспортных артериях прошлого. Известно, что весьма выгодными были места у переправ – бродов, паромов или мостов. И, безусловно, не удивительно, что исключительная роль мостов отразилась в названиях городов: Брюгге, Кембридж, Понтуаз, Мостар…
В этом ряду стоит и «герой» нашего повествования – столица австрийской земли Тироль, город Инсбрук. Но вообще-то для Инсбрука «стоять в ряду» – непривычное дело. Этот город, скорее, «выделяется из ряда»: своей необычной историей, своим уникальным географическим положением, своей столичностью и одновременно провинциальностью…

Тироль – благодатная, живописнейшая земля с богатой историей. Сегодня она разделена между двумя государствами: южный Тироль принадлежит Италии, северный и восточный – Австрии. Такое положение вещей закреплено Сен-Жерменским договором – одним из документов, определивших устройство Европы после Первой мировой войны. Но на протяжении очень долгого времени все было совсем не так.

От моста – к резиденции
В начале 1000-х годов правители Баварии, имевшие в границах современного Тироля обширные владения, озадачились проблемой наведения порядка и обеспечения безопасности на очень важном маршруте из Баварии в Италию, проходящем через альпийский перевал Бреннер. С этой целью они отдали территорию Тироля в лен архиепископам Бриксена (сегодня известному так же как Брессаноне) и Боцена (Больцано), а те, в свою очередь, назначили фогтов, т.е. управляющих. Фогтов было две семьи: графы фон Андекс правили севернее Бреннера, графы фон Тироль – южнее перевала. Последние жили в районе Мерано в сохранившемся до наших дней замке, по названию которого и были известны.
Прошло немногим более 200 лет, и Андексы вымерли, а вся территория оказалась под властью графов фон Тироль, которые дали ей свое имя. Надо, однако, сказать, что Андексы успели сделать одно очень важное дело. Переместив свою резиденцию после пожаров и других напастей, они построили неподалеку от нее мост через реку Инн; около моста немедленно возникло поселение и заработал небольшой рынок. Произошло это в 1180 году, и этот год считается датой основания Инсбрука. Добавим, что к тому времени на берегу Инна уже стоял монастырь Вильтен, основанный монахами-премонстрантами на месте римских развалин: во времена Римской империи в районе современного Инсбрука был военный склад и небольшое поселение при нем, Вельдидена.
Таким образом, в XII веке Инсбрук появился на карте, но долгое время пребывал в тени других более активно развивавшихся поселений; не будем также забывать, что графское родовое гнездо находилось рядом с Мерано, и именно этот город считался главным.
В 60-е годы XIV века графов фон Тироль постигла участь Андексов; последняя представительница правящего рода Маргарита Маульташ (та самая, что стала героиней романа Фейхтвангера «Безобразная герцогиня») отписала Тироль Рудольфу IV Габсбургу. Это было, безусловно, одним из самых значительных приобретений постепенно набиравшего силу европейского правящего дома. После ранней смерти Рудольфа его братья приняли решение выделить Тироль в особую провинцию, властвовать в которой отправился один из них.
И вот тут Инсбруку повезло. Случайно повезло.
В начале XV века очередной Габсбург, Фридрих Пустой Карман, на соборе в Констанце (созванном, чтобы прекратить церковную схизму) поддержал антипапу Иоанна XXIII и тем самым пошел против тогдашнего императора. После этого Фридрих не только попал в опалу и плен, но и лишился всех своих владений – зато приобрел обидное прозвище.
Однако ему удалось бежать, а через несколько лет он смог получить обратно большинство своих земель. Но возвращаться в замок Тироль Фридрих не стал. Он перенес резиденцию в Инсбрук, развернул здесь строительство дворца и обратил особое внимание на запасы серебра в районе расположенного восточнее Инсбрука городка Швац. История показала, что Фридрих Пустой Карман несмотря на имя был одним из самых состоятельных правителей Тироля…

Самый главный подарок судьбы
А Инсбруку продолжало везти. Мало того, что сюда переехала герцогская резиденция, в 1490 году правителем Тироля стал будущий император Максимилиан I, Последний Рыцарь. Вышло это так. Сын Фридриха – Сигизмунд, хотя и вошел в историю как правитель, начавший чеканить быстро ставший популярным серебряный тирольский талер, был уличен в намерениях заложить, а затем и продать часть территории Тироля Баварии. Тогда Сигизмунда вынудили отречься от тирольского престола, а новым тирольским герцогом стал Максимилиан.



И вот тут Инсбрук узнал, что значит настоящая удача! Максимилиан не любил Вену, с ней у него были связаны тяжелые воспоминания – например, о том, как восставшие горожане во главе с его дядей осадили Хофбург, и осажденные голодали и вынуждены были даже есть кошек… Кроме того, ему нужно было быть поближе к Бургундии, над которой Габсбурги получили власть благодаря его браку, но которую необходимо было защищать от притязаний французского короля. И Максимилиан, уже познавший утонченную придворную жизнь в Брюгге и Брюсселе, решил обосноваться в Инсбруке. За 30 лет его правления город преобразился: большинство деревянных домов было заменено на каменные, были приняты особые меры противопожарной безопасности (построены так называемые разделительные стены), благодаря чему опустошительных пожаров Инсбрук с тех пор не знал. Максимилиан заложил новый цейхгауз и «пристроил» к старой резиденции (ее построил Фридрих Пустой Карман) новый символ города – балкон с золотой крышей, Goldenes Dachl. Крышу эту покрывают 2657 медных позолоченных черепичек, сохранившихся в своем первозданном виде с 1500-го года. «Инсбрук не забудет меня!», – сказал как-то Максимилиан и оказался совершенно прав!




Мой «Маленький Шёнбрунн в Альпах»!
После смерти Максимилиана Инсбрук уже никогда не поднимался на подобные высоты. Хотя еще в течение примерно 150 лет Тиролем управляла самостоятельная линия Габсбургов, и в городе находилась их резиденция.
Среди правивших Тиролем эрцгерцогов XVI и XVII веков был, например, страстный коллекционер Фердинанд II: его кунсткамера считается самым старым музеем центральной Европы. Итальянские жены (носившие фамилию Медичи) более поздних правителей привезли в Инсбрук оперу, и в разгар Тридцатилетней войны здесь процветали два (!) оперных театра и город стал настоящей столицей итальянской мызыки. В середине XVII века настоящей звездой здесь был композитор и певец Пьетро Антонио Чести, которого, кстати, вскоре после этого «сманили» ко двору императора Леопольда I в Вену – там постановка оперы итальянца «Золотое яблока» стала одним из самых грандиозных зрелищ в истории оперы. Возможно, в качестве «компенсации» за Чести Леопольд основал в Инсбруке университет. Одновременно, однако, после вымирания тирольской линии Габсбургов, Тиролем стали управлять из Вены, и Инсбрук начал превращаться в провинциальный город.
Но затишье длилось недолго: в XVIII веке Мария-Терезия, единственная женщина на австрийском троне, обратила внимание на Инсбрук. Во-первых, посетив его во время свадебного путешествия, она решила перестроить инсбрукский Хофбург в стиле барокко. «Здесь будет мой маленький альпийский Шёнбрунн!» – пожелала Мария-Терезия, и ее желание было исполнено. В 1765 году она решила сыграть в Инсбруке свадьбу своего сына Леопольда с Марией-Луизой Испанской, и в город вернулась придворная жизнь. Правда, торжества были омрачены смертью супруга Марии-Терезии императора Франца Стефана Лотарингского…




19, 20, 21…
С приходом к власти во Франции Наполеона и началом коалиционных войн для Тироля и Инсбрука наступили тяжелые времена. В 1805 году Бавария, воевавшая на стороне Наполеона, получила власть над Тиролем. Баварцы установили свои законы, ввели свою конституцию, запретили ряд церковных обрядов, повысили налоги, и в довершении всего заявили, что название Тироль на карте больше не нужно. Когда тирольцев стали рекрутировать в баварскую армию, народ не выдержал.
Началась партизанская война против завоевателей, которую возглавил владелец постоялого двора Андреас Хофер. Сражения, данные тирольскими стрелками объединенным войскам французов и баварцев, вписали название расположенной возле Инсбрука горы Бергизель в историю. Три сражения выиграл Хофер, после третьего он был объявлен верховным главнокомандующим Тироля и переехал в Хофбург. Несмотря на то, что император Австрии Франц II/I в письме обещал тирольцам не отдавать их больше под чужое управление, в Шёнбруннском мире 1809 года он снова согласился на отказ от Тироля в пользу Баварии. Хофер не мог принять предательства Вены и дал баварцам новое сражение на Бергизеле. На этот раз тирольцы, увы, проиграли. Хофер был пленен и через несколько месяцев расстрелян по особому приказу Наполеона.
Только в 1814 году после победы над Наполеоном Тироль снова стал австрийским, а через некоторое время Инсбрук получил статус его столицы (1849). Перед этим город в последний раз принимал венценосных особ: сюда из охваченной революцией Вены бежал император Фердинанд.

В XIX-XX веках Инсбрук развивался как региональный центр, пользовался преимуществами построенной через Бреннер железной дороги и других транспортных магистралей, постепенно обрастал промышленными предприятиями. Кроме того, город рос. В 1938 году к Инсбруку был присоединен расположенный на горной террасе район с немного странным названием Hungerburg – Голодный замок. Все дело в том, что еще в конце XIX века здесь появился трактир с весьма скромным выбором угощений, за что горожане и прозвали его Hungerburg. Название это перешло на образовавшееся вокруг трактира поселение, которое в 1905 году было соединено с городом канатной дорогой. В 20-х, при участии одного из основоположников альпийской (горной) архитектуры Франца Бауманна, дорога была продолжена до вершины Hafelekar.
Благодаря этому проекту Инсбрук стал еще ближе к горам, и так обступающих его плотным кольцом. Ни один рекламный проспект сегодня не обходится без упоминания о том, что за 20 минут канатная дорога доставит вас на вершину, в центр горнолыжного региона. В 2004 году дорога была обновлена: ее станции построены по проекту именитой Захи Хадид, британского архитектора арабского происхождения.



Кстати, если не стремиться к горным вершинам, а остановиться на подъеме до Hungerburg, можно посетить церковь Святой Терезы из Лизьё, стены которой украшены фресками известного австрийского художника XX века Макса Вайлера. В середине века они вызвали резкий протест прихожан и на несколько лет были скрыты от глаз посетителей. Особенно возмущало жителей то, что в сцене Распятия художник поместил среди солдат персонажей, одетых в костюмы тирольских стрелков.



В XX веке Инсбрук дважды принимал Зимние Олимпийские игры – в 1964 и 1976 годах, а в 2012 году здесь стартовали юношеские олимпийские игры, проводившиеся в мире впервые. Конечно, эти события оставили о себе память на карте города: олимпийская деревня, кольцевая дорога, спортивный комплекс «Olympiaworld», неоднократно реконструировавшийся трамплин Бергизель (последний раз в 2001 году Захой Хадид)… всего не перечислить.



В Австрии, как известно, находится единственный в мире музей глобусов. На долгосрочной основе частные коллекционеры предоставили ему самые интересные экземпляры своих собраний. Один из них – мини-глобус 1830 года, который называется The Earth and its inhabitants. К глобусу прилагается лепорелло с изображениями (всего) 32 народов Земли. Один из них – тирольцы! Приезжайте в Инсбрук и убедитесь, что в этой части глобусу 1830 года можно по-прежнему верить: тирольцы – особый народ, на протяжении многих веков сохраняющий свою самобытность в любых исторических условиях. А жители Инсбрука – очень достойные его представители.